omikron-variant-sars-cov-2-chto-my-znaem-o-nem

Омикрон-вариант SARS-CoV-2. Что мы знаем о нем?

Всемирная Организация Здравоохранения (ВОЗ) 26 ноября 2021 г., согласно общепринятой номенклатуре, присвоила новой мутации SARS-CoV-2 название Омикрон, опираясь на локальные эпидемиологические исследования в Южной Африке1.

Спорадические случаи такого вида мутантного вируса фиксировались во Франции, США2, Европе. Но уже в середине ноября 2021 г. в сточных водах во Франции была обнаружена вирусная РНК. Особенность этого варианта вируса заключается в более чем 30 мутациях, причем все эти мутации связаны с S-белком, отвечающим за адгезию к клеткам человеческого организма, 15 мутаций локализованы в рецептор-связывающем домене (RBD), который соединяется непосредственно с ACE2-рецептором. Доказана роль этих мутаций в повышении вирулентности за счет целого кластера мутаций в сайте расщепления S1-S2 фурином3. В сравнении с Дельта-вариантом такой вариант вируса имеет в 3,7–6,9 раза более высокое базовое репродуктивное число (R0), что поможет распространиться вирусу и занять свою нишу в течение 1–2 месяцев по всему миру.

К сожалению, множественные мутации в S-белке Омикрон-варианта SARS-CoV-2 не позволяют определять вирус стандартными тест-системами, и лишь полногеномное секвенирование способно определить генетическую информацию вируса в биообразцах. Это усложняет диагностику данного варианта инфекции, причем делает антигенные тесты совершенно не приспособленными для определения инфекции4. Существующие ПЦР-наборы для диагностики новой коронавирусной инфекции должны быть изменены в кратчайшие сроки, что, несомненно, повысит стоимость такого тестирования.

Эффективность вакцинационной кампании по всему миру в отношении Омикрон-варианта была под угрозой, но данные исследований in vitro продемонстрировали эффективность бустерной вакцинации, так же, как и факта перенесенного COVID-19, в отношении нейтрализации Омикрон-варианта SARS-CoV-25,6.

Что касается тяжести течения инфекции, вызванной Омикрон-вариантом, то результаты первого эпидемиологического исследования показали высокую вероятность инфицирования этим вариантом после первичного инфицирования предыдущими7. На сегодняшний день существуют полярные мнения о тяжести течения такого варианта новой коронавирусной инфекции — от легкого течения в общей популяции до тяжелого, особенно среди больных детского возраста. Вероятно, такие данные будут зависеть от популяции и страны, ведь в конечном итоге решающие роли играют вакцинация, возрастные показатели, социоэкономический уровень, адекватность клинических рекомендаций, рациональность системы здравоохранения, включая доступность эффективных препаратов8. Терапевтические подходы в отношении Омикрон-вирусной инфекции остаются по сути симптоматическими и патофизиологическими, в качестве основной тактики ведения таких больных рассматривается кислород-терапия в сочетании с системными стероидами. Иммуносупрессанты (анти-ИЛ-6, ингибиторы янус-киназ) могут применяться в более тяжелых случаях.

Моноклональные антитела против S-белка, к сожалению, являясь таргетными, не имеют достаточной эффективности9,10.

Пероральные противовирусные препараты, такие как рибонуклеозидные аналоги и ингибиторы вирусных протеаз, потенциально могли бы иметь эффективность, но такие результаты не представлены даже в отношении Дельта-варианта SARS-CoV-211.

 

В заключение стоит отметить, что не произойдет изменений в глобальной тактике по сдерживанию новой коронавирусной инфекции. Пятая волна уже набирает свою силу в России, и единственными возможностями снижения количества случаев COVID-19 являются не только массовая вакцинация и ревакцинация населения, но и сдерживание инфекции при помощи гибкого локдауна, ношения масок, соблюдения дистанции для того, чтобы не допустить коллапса системы здравоохранения.

 

Foster/ website 01/02/2022 RUS_02

Список используемой литературы:

  1. Classification of omicron (B.1.1.529): SARS-CoV-2 variant of concern. https://www.who.int/news/item/26-11-2021-classification-of-omicron-(b.1.1.529)-sars-cov-2-variant-of-concern
  2. CDC. Coronavirus disease 2019 (COVID-19). https://www.cdc.gov/coronavirus/2019-ncov/science/science-briefs/scientific-brief-omicron-variant.html
  3. Kumar S., Thambiraja T.S., Karuppanan K., Subramaniam G. Omicron and delta variant of SARS-CoV-2: a comparative computational study of spike protein. 2021.12.02.470946. https://www.biorxiv.org/content/10.1101/2021.12.02.470946v1
  4. Roche. Statement in response to new Omicron variant of SARS-CoV-2 (B.1.1.529). https://www.roche.com/dam/jcr:0fe6a722-c127-4ed0-b6e8-0a7bd7d31ba9/en/reactive-media-statement-in-response-to-new-omicron-variant-of-covid-19.pdf
  5. Kherabi Y., Fiolet T., Rozencwajg S., Salaün J.-P., Peiffer-Smadja N. COVID-19 vaccine boosters: what do we know so far? Anaesth Crit Care Pain Med. 2021;40. doi: 10.1016/j.accpm.2021.100959
  6. Carreño J.M., Alshammary H., Tcheou J. et al. Activity of convalescent and vaccine serum against SARS-CoV-2 Omicron. Nature. 2021. https://doi.org/10.1038/s41586-022-04399-5
  7. Pulliam J.R.C., Schalkwyk C., Govender N., Von Gottberg A., Cohen C., Groome M.J. et al. Increased risk of SARS-CoV-2 reinfection associated with emergence of the Omicron variant in South Africa. MedRxiv. 2021. https://www.medrxiv.org/content/10.1101/2021.11.11.21266068v2.
  8. European Observatory on Health Systems and Policies, Karanikolos M., McKee M. How comparable is COVID-19 mortality across countries? Eurohealth. 2020;26:45–50.
  9. Schmidt F., Weisblum Y., Rutkowska M., Poston D., DaSilva J., Zhang F. et al. High genetic barrier to SARS-CoV-2 polyclonal neutralizing antibody escape. Nature. 2021:1–5. doi: 10.1038/s41586-021-04005-0.
  10. REGENERON. Regeneron evaluating REGEN-COV® and next generation antibodies against new Omicron COVID-19 variant. https://newsroom.regeneron.com/static-files/969bdb0b-53f5-46c7-94fb-7473ee7f5be3.
  11. Ferré V.M., Peiffer-Smadja N., Visseaux B., Descamps D., Ghosn J., Charpentier C. Omicron SARS-CoV-2 variant: What we know and what we don't [published online ahead of print, 2021 Dec 10]. Anaesth Crit Care Pain Med. 2021;41(1):100998. doi: 10.1016/j.accpm.2021.100998

Другие публикации

Современные подходы к терапии бронхиальной астмы
Трудности диагностики и терапии неэозинофильной астмы
Особенности ведения пациентов с ХОБЛ на фоне COVID-19 (GOLD 2021)